English


О милосердии



Все, что ты потеряешь ради Бога, сохранишь; все, что сохранишь ради себя, потеряешь. За все, что дашь во имя Божие, воздастся тебе сторицей; все, что дашь во имя своей славы и тщеславия, пропадет. Все, что примешь от людей во имя Божие, принесет тебе радость; все, что примешь от людей как вознаграждение, принесет тебе заботы.

Святитель Николай Сербский


Сегодня:




Праздник:


Пост:

 

Трапеза:

Святые:

Евангельские чтения дня:


Икона дня:

Новости


Новости

Я всегда оставалась сестрой

В детстве я, кроме как врачом, никем не мечтала быть, потому что жила с бабушкой. Бабушка болела, я ее все время лечила и, не знаю, мне кажется, другой профессии себе не представляла.

Милосердие – это значит быть полезной для других. Помогать другим, чтобы то, что чувствуешь, твое отношение к жизни передавалось и другим, поэтому это важное требование к себе, чтобы твои чувства были тоже правильными.

Что отличает сестру милосердия от обычной медицинской сестры? Трудно сказать, я по первому образованию медицинская сестра, и считала, что это одно и то же, нас по крайней мере так учили. Я закончила второе городское медицинское училище города Екатеринбурга. Нас учили именно милосердию. У нас были хорошие преподаватели, и я по жизни, кажется, пронесла именно сестринское отношение. Будучи врачом, я все равно оставалась сестрой внутри.

Как родные относятся? Все очень радостные, спокойные, довольные, что меня дома не так часто видят. Все замечательно, хорошо. Я вначале ведь не сестрой милосердия трудилась, а консультантом, что так сделано, что не так, как лучше сделать. Я как таковой сестрой милосердия: именно в полном плане - подгузники менять, менять одежду, купать – это я не делала и сейчас крайне редко это делаю. В основном кормлю, помогаю сестре милосердия, а так-то у меня функция консультанта.

Я считаю, что служение сестры милосердия не для молодых. Это профессия для людей среднего и старшего возраста, то есть для людей, которые понимают и представляют себя на этом месте. У нас есть молодые сестры, но они здесь служат, потому что в этом месте видят своих родственников. По крайней мере нас так учили, чтобы помочь человеку, нужно представить на этом месте своего родственника.

Я работала на скорой помощи и услышала, наша епархия хочет заниматься бездомными. Они оставили телефон, а тогда очень большая проблема у нас была на скорой помощи – бездомные. Мы их так замучились возить из одной больницы в другую. Они никому не нужны, и я решила узнать – как это решили в православии такой отважный шаг сделать. Позвонила, меня и пригласили. Вот так я и оказалась в Обители. Тогда Обитель только-только открывалась, и она была предназначена для людей, не имеющих постоянного места жительства, то есть для бездомных. Тогда было три или четыре человека, ну, вот так начинали.

За время моего служения в Обители из подопечных мне запомнилась Лариса Алексеевна –  умерла она почти в сто семь лет. Удивляло то, что она до самой смерти оставалась женщиной. Она за собой следила, за своим внешним видом.  Она была женщиной.  Иные женщины потрясают тем, что, не смотря на то, что они не могут двигаться полноценно, чувствуют себя женщинами. Они умываются, прибираются, прихорашиваются, то есть женственность остается.

Я стала сестрой милосердия совершенно случайно. Приехали в Алапаевск на посвящение сестер милосердия, и вдруг меня посвящают, надевают апостольник. Я говорю, что я уже в сестры посвященная, уже клятву Гиппократа давала и причем неоднократно, а меня еще раз посвятили. Совершенно случайно. Скажем так, я трижды посвященная: в сестры, во врача клятву Гиппократа давала, тут и апостольник дали. Когда меня посвящали в сестры, было чувство неопределенности, а вдруг не получится, а вдруг тут какие-то сверх требования, то, чего я не умею делать. Уходу за лежачими больными меня учили в училище, и я работала медицинской сестрой, поэтому можно сказать, что это у меня в крови.

Трудности, наверное, психологического характера все же здесь имеются, люди возрастные, нездоровые. Люди здесь находятся не временно, как это бывает в больнице, а живут постоянно. То есть здесь они не только больные, но они здесь просто живущие люди, то есть надо уметь уживаться.

Я думаю, что подход к каждому подопечному можно найти только с помощью Божьей, с помощью благодати Божьей. Служение очень непростое, если не молиться, не просить Господа, то, наверное, это невозможно.

Это очень сложный вопрос, что нужно ожидать подопечному перед тем, как он попадает в Обитель. Потому что людей одинаковых нет, все разные и в эмоциональном плане, и психологическом. И все, видимо, ожидают, что здесь какой-то рай, манна небесная, все прекрасно. А здесь обыкновенная жизнь, как и везде, трудностей много. И, надо сказать, что здесь, во-первых, человек находится не один в комнате. В одной комнате находится несколько человек. У каждого человека - свой мир, свои особенности, поэтому это очень сложно, к этому надо подготовить человека. Но, учитывая то, что у нас подопечные возрастные, подготовить их не всегда получается. Вот поэтому сестре тоже надо быть готовой, что человек пришел – эта целая планета пришла.

В последние дни жизни человека главное – быть рядом, подержать за руку, почитать молитву. По сути дела, ведь мы находимся на пароме. Мы - паромщики. Мы производим сообщение между реальным миром и миром невидимым, то есть помогаем переплыть реку жизни. Жизнь человека находится в руках Божьих, наша задача – быть проводником воли Божьей. Не палки в колеса вставлять, не идти против воли Божьей, а помогать. Если Господу угодно, то действия сестры милосердия могут изменить жизнь.

По поводу советов. Совет всегда дают тогда, когда знают, что его точно послушают. Я бы сказала неизлечимому больному, что смерти нет. Что у Бога все мы живы, и есть только переход из жизни материальной в жизнь нематериальную. Смерти бояться не надо, ведь смерть - это радость. Я с детства бабушкой так воспитана, что смерть – это расставание ненадолго. Мы встретимся обязательно. У меня даже мои дети это ощутили. У них же умерли и бабушка и дедушка, и они поняли, что бабушка с дедушкой просто куда-то ушли, но мы обязательно с ними встретимся.

Из подопечных мне очень была интересна Валентина Николаевна. Несмотря на то, что она лежачая, руки с ногами скрючены, а она остается благодарна за все, что ей делают. Ей очень тяжело. У нее и пролежни были, и каких только испытаний ей Господь не послал. Она за каждое действие, которое делают ей люди, благодарна.Клара Алексеевна была у нас, конечно, там у нее возрастные изменения были серьезные. Но она тоже интересная женщина, которая следила за собой, за своим состоянием здоровья.Наталья Ивановна у нас очень интересная женщина. Она так много знает! С ней так интересно! Я с ней лежала в больнице, она целый день могла рассказывать одну историю за другой. И вообще, она собеседник удивительный Трудно, наверное, с теми подопечными, с которыми не получается наладить контакт. У меня вроде бы получается наладить контакт со всеми. Контакт не налаживается по гордости, самолюбию, когда на кого-то обижаешься. Но, поскольку у нас люди все больные, так я на больных не обижаюсь, что обижаться-то?

Необходимые качества для того, чтобы стать братом или сестрой милосердия есть у каждого. Просто люди не знают, как их проявить и применить. Начинающей сестре я бы посоветовала подумать о том, куда она пришла. Подумайте: служение очень сложное, очень трудное, об этом сразу стоит предупредить человека. Для того, чтобы нести служение, нужно самопожертвование. Иначе не получится. Самоотдача нужна. Уметь трудиться и уметь отдыхать. Я считаю, что выгорание происходит тогда, когда человек чрезмерно отдает себя, не любя работу. Старается ее полюбить. У меня, кажется, такого не происходило. Я как-то постоянно живу в этом. И мне вроде все в радость. У меня, конечно, есть возрастные изменения, но я, придя на работу, забываю дом. Я вообще забываю, что там делается. А вот наоборот не получается: уйду домой, а все равно работа в голове остается. Я не ожидаю благодарности, это нормальная работа. Мы же не ожидаем благодарности за функции организма. Труд можно отнести к функциональной потребности организма.

Беседу с врачом Обители милосердия Татьяной Петровной вела Лия Арестова.


Назад