English


О милосердии



Один профессиональный гольфист уезжал из клуба после того, как выиграл серьезный турнир. На парковке он встретился с больной женщиной, которая сообщила ему, что ее ребенок болен и лежит в больнице.

...

У нее не было денег, и она попросила гольфиста дать ей часть денег, которые он выиграл, чтобы помочь ребенку, страдающему серьезным заболеванием. Спортсмена глубоко тронула истрия, и он передал ей весь выигрыш, чтоб заплатить за операцию и спасти ребенка.

День или два спустя гольфист вернулся в свой клуб и поделился этой историей с некоторыми людьми в клубе. Многие из них сказали:

- О, нет! Тебя обманули! Эта женщина не раз уже так поступала. Нам так неприятно, что тебе пришлось стать очередной жертвой. Это была лишь уловка, чтоб завладеть твоими деньгами.

Гольфист спросил:

- Так никакого больного ребенка нет?

- Конечно, нет!

- Эта самая хорошая новость за всю неделю! – улыбнулся гольфист.



Сегодня:




Праздник:


Пост:

 

Трапеза:

Святые:

Евангельские чтения дня:


Икона дня:

Новости


Новости

Сестра милосердия Вера Васильевна: «Все для меня родные»

Я думаю, что сердце у человека расположено к оказанию милости, это для меня значит - к состраданию, если сердце окаменелое, вряд ли слово «милосердие» к этому человеку подойдет. Сестра милосердия - это та, которая по велению своего сердца идет и помогает тяжелобольным и попавшим в трудное положение людям.

В Обитель милосердия меня привела молодая девушка Ольга Иванова, дочка батюшки Александра Абрамова, который служит в деревне, где я каждое лето отдыхаю. А его дочка пела на клиросе у нас в Обители милосердия и она  меня пригласила на службу. Когда я пришла, просто удивилась, что такая Обитель есть. Так я пришла в Обитель, где и нахожусь по сей день. Я сначала работала добровольцем и не думала, что буду сестрой милосердия. Хотя очень хотела быть сестрой. Мне даже просто форма нравилась. Потом, когда прошел какой-то период, я поняла, что это сложно. Это подвиг, и я не смогу. Подведу или что-то не так сделаю, но со временем так получилось, что меня посвятили в сестры милосердия.

Когда я начала выходить в смены, то испытывала трепет и неуверенность в себе.  Я тогда еще не знала, что надо просить помощи у Бога. Слава Богу, что осталась, не смалодушничала, не ушла.

Рядом с моим домом был садик, и мне было так интересно наблюдать за детьми. Я мечтала быть воспитателем в садике. Потом, когда подросла, думаю, нет, буду учительницей. Все это осталось в мечтах моего детства.

Когда меня посвящали в сестры милосердия, я ощущала трепет, сердце было прямо готово, не знаю, выпрыгнуть, и в то же время остановиться, когда знаешь, что тебе так доверяют и посвящают в сестры милосердия. Был какой-то страх, что это ведь не на один день, и понимаешь, что это на всю оставшуюся жизнь. Тебя будет поддерживать Батюшка в этом служении. Трепет был и волнение запредельные. Хорошо, что меня посвящали не одну, нас было тогда трое. Слава Богу, произошло это событие в моей жизни.

В служении сестры милосердия трудностей много, но все они преодолимы. Трудности бывают не с подопечными. Какие могут быть трудности с людьми, которые полностью от тебя зависят. Трудности были во мне. Вовремя подойти, накормить, сменить памперсы, посадить, поговорить, успокоить. Когда у тебя мир в сердце ты подходишь к нашим подопечным, и они спокойные. Если  у тебя внутри какие-то тревоги, они все сразу же передаюся, и бабушки смотрят на тебя в каком-то трепете, ожидании: что ты им скажешь, с чем ты пришла. А как только улыбнешься им, скажешь первое доброе слово, ну все абсолютно встает на свои места. Я не скажу, что трудно с подопечными. Я скажу, что трудно со своими страстями, привычками бороться.

Трудно сказать стала ли бы я своим детям советовать пойти в эту профессию. Я думаю, Господь Бог ведет, у Него свои пути. Но, по крайней мере, если бы случилось так, что они оказались бы перед выбором остаться или не остаться, оказавшись в Обители милосердия, я бы им, конечно, посоветовала спасаться,  выполняя заповедь «будьте милостивы».

Найти подход к подопечным можно, только соблюдая заповеди Божьи, без соблюдения заповедей Божьих, трудно находиться в Обители милосердия. Надо обязательно эти качества воспитывать в себе, изучая заповеди. Конечно, первое – любить, понимать, поддерживать тех, кто находится сейчас в таком положении, когда без помощи другого, он просто не сможет жить. Все наши подопечные нуждаются в заботе, любви нашей.

Я стала более терпима к своим близким, стала понимать, что мир в доме всегда должен быть среди близких. В моей семье относятся положительно к моей работе в Обители. Я Нику водила несколько лет, мою внучку и крестницу, в Обитель милосердия. Она знает, что это такое, и маме своей рассказывала. Запомнилась мне Лариса Алексеевна, которая прожила до ста шести лет и была духовной дочерью святого Иоанна Шанхайского. Запомнилось ее отношение к нам. Она так и называла всех сестер, радость моя. Еще мне запомнилась наша Валентина Леонидовна, молитвенница. Она была человечек, такой, сильный Духом, молилась не только за нас, но и за всю нашу родню.

К нам обычно поступают люди, у которых только один вариант –  это дорога к Богу и жить в Обители с Богом. И благодарить Его за то, что Он так устроил. Что эти люди не остались без милости Божьей.

Я думаю, что в последние дни жизни больного главным становится молитва. Батюшка наш, отец Василий, причащает их, исповедует, нам только остается присоединиться к его молитвам. Все остальное Господь Бог Сам управляет. Тут  такой случай был, подавилась у нас во время еды Вера Михайловна. Мы проходили курсы в МЧС как поступать в таком случае, когда человек подавился, и наша сестра милосердия Татьяна Верещагина применила эти знания, и Вера Михайловна задышала. У нас круглосуточное дежурство и, разумеется, если человеку плохо, мы можем тут же вызвать скорую помощь. И подключить к аппарату кислородному.

Чувство потери человека на первых парах у меня как-то было, а теперь мы же знаем, что мы не теряем, мы, наоборот, приобретаем, если человек ушел с покаянием. Он же наш молитвенник пред Богом. Он, наоборот, нам помогает. Мы всегда это ощущаем…

Слово «выгорание» - я его так понимаю, значит надо загореться и гореть, так что потом будет выгорание. Я про себя не могу сказать, что у меня выгорание. Я никак не могу это слово к себе применить, потому что вообще в служении, если тебя поддерживают сестры, есть связь с Батюшкой, со старшей сестрой, есть тот человек, перед которым тебе не страшно показаться слабой или непрофессиональной, все рассказать, то какое тут может быть выгорание. Есть всегда поддержка со стороны персонала и отца Василия. Хорошо, если ты не берешь все на себя и не думаешь, что я сделаю, я сделаю, а понимаешь, что все делается через тебя Богом. Мы же, прежде чем пойти на работу, молимся и обращаемся и к Богу, и к Богородице, и к нашей покровительнице святой Елизавете Федоровне, просим их помощи.

Сфера деятельности у сестер милосердия не заканчивается просто сменой в Обители, мы также занимаемся патронажем на дому. Помогаем добровольцам на акциях, участвуем в православных выставках, сопровождаем наших подопечных на лечение в реабилитационные центры, концерты, иногда сами участвуем в концертах, делаем своими руками подарки, рассылаем письма благотворителям, жертвователям.

У нас коллектив достаточно большой, и мы не всегда можем встретиться все вместе. Совместные поездки делают нас более родными, близкими. В них мы узнаем друг о друге, потому что качества человека раскрываются в походах, а если мы едем с отцом Василием, то, разумеется, можем задать ему какие-то вопросы, которые нас волнуют, в неформальной обстановке. Они необходимы, я считаю, для сплочения коллектива и близкого знакомства. Когда ты уже человека знаешь близко, что от него ждать, и быстрее его понимаешь, почему он так поступает, для тебя нет каких-то там сюрпризов. И работаешь как-то уже более спокойно, более мирно. Надо ведь прощать немощи друг друга. Потому что мы-то сами такие же немощные. Надо работать без обид, с любовью, с миром.

Я бы посоветовала начинающей сестре не бояться выходить в смены и больше молиться. Быть открытой в общении с другими и, если что-то на сердце накипело, разумеется, больше обращаться за поддержкой, за советом к нашему отцу Василию.

Я не ожидаю благодарности за свой труд. Как можно ожидать благодарности, когда ты благодаришь каждый день Господа Бога за то, что ты на этом месте оказался. Тебя Господь Бог привел сюда и именно на этой работе ты спасаешь свою душу. Нет, благодарить надо за все только Бога.

Анна Ивановна, которая у нас сейчас в первой комнате лежит, когда ее привезли, говорила всего два слова после инсульта. Когда она начала говорить и другие слова, для меня это было не то что забавно, это прямо чудо такое произошло. Она очень интересная. Ирина, тоже из первой комнаты, стихи пишет, тоже так все интересно открывается. Женщина, оказывается, молодая, и пошутит с нами, и поднимет настроение. Ирина все время лежит в комнате, но она за всеми присматривает и придешь, - уже обо всех может рассказать, кто как себя чувствует, напомнить сестре вовремя дать таблетки, заботится о своих соседках.

Я не могу сказать, что мне было трудно освоить уход. Может быть, трудно было лежачих как-то поворачивать, усаживать, но в коллективе у нас хорошая поддержка со стороны старшей сестры и сестер, которые быстрее меня освоили  этот уход и все время подсказывали, показывали. Я не скажу, что это было трудным. Я не могу разделить для себя подопечных на трудных и не трудных, если с молитвой к подопечным подходить, то, в общем-то, трудных-то и не бывает.  Они все для меня родные.


Назад