English


О милосердии



РАВНОАП. КОСМА ЭТОЛИЙСКИЙ


Святой Косьма заботился и о сиротах, изголодавшихся, голых, жалких, во множестве бродивших по улицам городов и сел, чьи отцы геройски погибли от рук тиранов. Блаженный горячо призывал христиан из зажиточных семей, а также бездетных взять одного или двоих осиротевших детей, и тогда благословение Божие обильно будет изливаться на их дома.

...

На острове, где проповедовал Косьма, жил один бедный портной, у которого долгое время правая рука была сухой и неподвижной. Святой же сказал, что он должен прийти на проповедь и тогда Бог его помилует. Бедняк послушался и на следующий день оказался исцеленным!

Память 24 авг. (6 сент.).



Сегодня:




Праздник:


Пост:

 

Трапеза:

Святые:

Евангельские чтения дня:


Икона дня:

Новости


Новости

Этот день мы приближали, как могли... Часть 4

Рассказ сестры милосердия Анны Владимировны о своих военных прадедушках: - Моя бабушка Надежда Ивановна много работает над составлением рассказов из истории нашей семьи, бережно и аккуратно сортирует фотографии, ведет активную переписку с родственниками и по крупицам восстанавливает забытое и, казалось бы, утерянное. В День Победы и в дни памяти ушедших родственников бабушка делится воспоминаниями детства, показывает фотографии. Ей, конечно, дается это непросто. Но для нее важно еще раз напомнить нам о своих родителях, потому что она ими гордится.

Историей Ивана Егоровича (на фото) и Анны Романовны Чистиных поделилась их дочь, моя бабушка:

- В апреле 1942 года папу призвали в армию – это значило на фронт: война была в разгаре, немцы рвались к Москве.

Я помню, хотя не понимала из-за возраста, каким ударом это было для мамы... Стоял апрель, все, как обычно, готовились к Пасхе, к первомайскому празднику. Мама белила потолок, когда папа сообщил ей об уходе на фронт. От этого известия она, как была с кистью в руке, так и окаменела от ужаса... Эту сцену, как и недобеленный потолок, я помню до сих пор.

Увозили новобранцев с пристани по Колве. Проводы были очень тяжелыми. Рассказывали как мама, ухватившись за ремень гимнастерки, мертвой хваткой держала его. Он вынужден был расстегнуть пряжку, а мама как была на коленях, так и осталась, только простирала руки ему вслед.

Было получено от него письмо из-под Воронежа по дороге к линии фронта. Оказалось, это было последней весточкой нашего отца. Фашисты прорвали линию обороны в районе Харькова и остервенело рвались к Москве. В августе этого же года пришло извещение, что наш папа пропал без вести. Естественно, мама была в отчаянии, это словами не передать. Понять может только тот, кто пережил подобную ситуацию: остаться без мужа с кучей детей, которых надо было кормить, одевать-обувать, учить... А сколько еще лиха ей пришлось пережить, пока кончилась война: голод, холод, болезни детей, сама заболела неизлечимо... Конечно, в самое трудное время в жизни мамы была наша бабушка. Все хозяйство было на ней, большой огород, нас пятерка – всех надо накормить, обиходить. Все мы болели и по одиночке, и всей компанией (корью, например). От голода болели животы, заедали насекомые. Головы мыли щёлоком (настой золы с водой).

В какой-то военный год у нас случилась беда. Вечером не пришла со стадом наша коровушка, наша кормилица. Нашли ее еще живую в каком-то овражке. Она, видимо, переходила в этом месте, но там было топко, задние ноги засосало, выбраться сама она не могла. Вытащить ее смогли, но она была уже не жилец – ноги отнялись. Пришлось ее заколоть... Как мы плакали все вместе с мамой и бабушкой... Потом нам, как многодетной семье выделили корову. За ней мама ходила в Ныроб.

Кончилась война, как все женщины военных лет, мама надеялась, что вдруг папа вернется. Она часто выходила на тракт и с пригорочка смотрела вдаль за речку, откуда он мог появиться. Домой возвращалась поникшая, старалась не показывать слез нам. Но по вечерам горько плакала, а бабушка, как могла, успокаивала ее...

Анна Владимировна: - О своем втором прадеде знаю по немногочисленным рассказам отца. Тимофей Васильевич Вострецов родом был из Башкирии, откуда в годы Великой Отечественной войны и был призван на фронт. Служил в пехоте. Дошел до Берлина. После Победы еще несколько лет работал на восстановлении городов в Чехословакии. Домой в деревню вернулись только двое из всех ушедших на фронт солдат... Встречали его, конечно же, как героя.


Назад