English


О милосердии



В больнице в одной палате лежали два тяжелобольных человека. Один лежал у окна, а кровать другого располагалась у двери.

— Что там видно в окне? — как-то спросил тот, что лежал у двери.

...

— О! — оживился первый. — Я вижу небо, облака, напоминающие зверюшек, озеро и лес вдалеке.

Каждый день лежащий у окна рассказывал своему соседу о том, что происходит за окном. Он видел лодку, рыбаков с огромным уловом, детей, играющих на берегу, юных любовников, держащихся за руки и не сводящих друг с друга сияющих глаз.

В то время как он наблюдал все эти удивительные события за окном, его соседа мучила глухая злоба. «Это несправедливо, — думал он. — За какие такие заслуги его уложили у окна, а не меня, и я могу лицезреть только дверь с облупившейся краской, в то время как он любуется видом из окна?»

Однажды лежащий у окна сильно закашлялся и стал задыхаться. Он пытался дотянуться до кнопки вызова медсестры, но у него не было сил, потому что он содрогался от кашля. Сосед наблюдал за происходящим. Ему ничего не стоило нажать на свою кнопку, но он этого не сделал.

Через некоторое время первый затих и вытянулся на своей постели.

Когда его унесли, сосед попросил медсестру, чтобы его переложили к окну. Медсестра выполнила просьбу больного, перестелила его постель, помогла ему перелечь на противоположную кровать и, убедившись, что больному удобно, направилась к двери. Вдруг её остановил удивлённый возглас больного:

— Как же так! Это окно выходит на глухую серую стену! Но тот, кто умер, рассказывал мне, что видел лес, озеро, облака, людей… Как же он мог всё это видеть из этого окна?

Медсестра печально улыбнулась:

— Он вообще не мог ничего видеть: ваш покойный сосед был слепым.



Сегодня:




Праздник:


Пост:

 

Трапеза:

Святые:

Евангельские чтения дня:


Икона дня:

Новости


Новости

Наша Эльвира Ивановна

Я родилась в Екатеринбурге, прожила здесь сорок лет. Я здесь окончила школу и институт, а потом после развода уехала в Тольятти. В Тольятти жила семья старшей сестры моей мамы. Мы жили в одном дворе с сыном старшей сестры, мы жили в одном подъезде. Он уже сейчас умер, а внучка с семьей все еще живет там, в Тольятти.

Я закончила физмат. Меня приглашали работать в школу, но я решила отказаться. Работала на Уралмаше программистом, потом переехала в Тольятти жить. Там я уже работала по выпуску продукции. У нас была продукция в вычислительном центре. Мы высчитывали зарплату всему Тольятти, всем организациям. Наш отдел занимался вычислением зарплаты, и я была начальником этого отдела. Программированием я уже не занималась, я занималась только этой организацией.

По характеру я не раскисаю. Мне не нравится болеть, но что делать.

У меня есть друзья. Подруга есть со школы, она к нам перешла в четвертый класс. И с тех пор мы с ней прожили всю жизнь. Она ко мне приходит сюда, мы с ней общаемся по телефону. У меня друзья всегда были и есть.

Жизнь сама по себе хороша, и будет еще лучше, если мы сами будем получше. А если мы сами похуже, так и жизнь будет казаться хуже.

Главное в жизни – это, конечно же, семья.

Если бы мои желания исполнялись… Ну, во-первых, я бы хотела, чтобы мама у меня была бы еще жива. Она прожила только семьдесят один год, а мне уже восемьдесят. Сейчас у меня сестра есть, ей уже тоже семьдесят. Так вот она родилась больным ребенком . Всю жизнь, конечно, мама и все мы за нее беспокоились. Но, слава Богу, ей уже семьдесят при всем при том. Потом, чтобы и дети выросли хорошими.

Больше я оптимист по жизни, конечно. В жизни я очень активная.

Я люблю домашних животных. Собаки у нас были, когда я уже была взрослая, потому что мама не разрешала никаких животных. Первая собака была Дог, потом сын притащил собачку с улицы, дворняжку. Собаку я назвала Умкой.

Здесь в Обители мне нравится, когда приходят ребятки. Они же подготовленные. Они же так поют, я с удовольствием слушаю. Мне нравится, что ребят, которые к нам приходят, воспитывают с нашей помощью, что это пойдет на пользу им.

Интервью с Эльвирой Ивановной провела Лия Арестова.


Назад